или зарегистрируй аккаунт Рустории Укажи свой e-mail
Готово! Принимай от нас письмо
с паролем для входа на сайт.
7 октября 2013
0
609

Загнанные в медвежий угол… (Часть 2)

В том и прелесть маленького поселка — власть все знают в лицо. Тамара Антоненко сама в прошлом медик. 33 года отработала здесь же медсестрой в больнице. Поэтому нередко, по ее словам, на приеме граждан помимо насущных проблем ее просят выписать рецепт от какого-нибудь недуга. Обстановка в поселке, можно сказать, домашняя. Даже в местной администрации всего трудится четыре человека, двое из которых сити-менеджер, которая сейчас родила ребенка и поэтому работает не больше четырех часов в день, и глава поселка. Да еще есть пяток депутатов, в основном, из числа энергетиков.
К слову, когда я приехала и первым делом зашла утром познакомиться с главой поселка, в здании только включили свет.
Какие-то работы проводят, нередко выключают электричество, поэтому до нас бывает не дозвониться, — кутаясь в шаль, Тамара Анатольевна регулировала обогреватель. Помощница только что принесла на подпись постановление о начале отопительного сезона в поселке, которое предстояло еще отвезти в Мурманск. Курьера и личного водителя нет, поэтому Тамара Антоненко мотается в областной центр на совещания со своим мужем.
Несмотря на разруху, местная администрация старается наладить жизнь в поселке. Немало сил ушло на бумажную волокиту, чтобы определить в собственность муниципалитета брошенные военными хрущевки. Те, которые пустые, местные власти даже в свое время хотели снести, чтобы поселок стал попригляднее, да и дети не калечились, играя на развалинах. Но взрывать нельзя – слишком близко жилые дома, а на другие, демократичные способы нет денег.
Больше всего достает коммуналка, хотя многое уже сделано: проведено новое освещение в поселке, поменяны трубы, детские площадки купили. В местной администрации была надежда на одну голландскую компанию, которая собиралась установить в Туманном ветряки для выработки электроэнергии. Но пока этот проект остается на бумаге.
Единственное, что по-настоящему страшит администрацию, так это предстоящая зима. Никакой своей техники в поселке нет. Что уж говорить, если несмотря на наличие своей мини-пожарной части, созданной преимущественно для тушения ГЭС, посельчане на личных машинах выезжают устранять возгорания. Снегоуборочные машины принадлежали каскаду Серебрянских ГЭС, да те уже увезли из поселка. Хоть территория Туманного всего из пяти домов, но каждый по сто квартир – довольно-таки не маленькая получается, одному-двум дворникам не управится, зная, к тому же, особенности северной погоды. А на муниципальную технику, как обычно, денег не выделяют, хотя много лет отправляли запросы в правительство области.
Хватает и других проблем, одна из них — нехватка кадров, хотя и работы-то для населения практически нет. Люди заняты, как уже говорилось, в коммунальной сфере, торговле, образовательной и медицинской. Поэтому молодежь в Туманном не задерживается. В поселке очень низкая рождаемость, доходит до того, что беременных буквально по пальцам одной руки пересчитать можно. Свадьбы здесь тоже явление редкое.
Если работы нет, то с квартирами в Туманном все хорошо. Жилье сдается приезжим по социальному найму. По словам Тамары Антоненко, квартир свободных предостаточно.
Правда, единственный дом, где заменены окна на современные пластиковые, – служебная гостиница каскада Серебрянских ГЭС, — средства в обустройство квартир жители также не торопятся вкладывать. Да и откуда, если половина жителей – пенсионеры.
— Это хорошо в Териберке. Там хоть море есть, рыба, — вздыхает Тамара Антоненко.
Поселок Териберка – это еще один край земли в Мурманской области. Находится почти рядом с поселком Туманный. Это единственное место, где с высоких сопок можно увидеть Баренцево море и Северный Ледовитый океан, почувствовать «дыхание» Гольфстрима.
Здесь тоже есть гидроэлектростанции и, следовательно, семьи энергетиков. Но население поселка Териберка также год за годом уменьшается, дома разрушаются, свободных помещений нет. Больница закрыта. Амбулатория и библиотека расположены в одном доме на первом этаже. Медикам развернуться негде. За помощью стоматологов, гастроэнтерологов и других специалистов жители отправляются в Туманный, либо в Колу, откуда обратный рейс автобуса предусмотрен только раз в неделю. За 150 километров и ближайшие стационары. А зимой здесь так переметает дорогу, что автомобилисты запросто попадают в снежный плен, где зачастую и сотовая связь не ловит. Но есть и похуже проблемы – постоянные аварии с отопительной системой, потому что котельные и коммунальные сети старые. Только в этом году администрация получила дотации из областного бюджета на модернизацию системы отопления.
Не так давно здесь, на краю света, собирались построить завод по сжижению природного газа компании «Штокман». Это были большие надежды на масштабное строительство, рабочие места, наконец, на вторую жизнь Териберки. Но все заглохло на части изысканий под будущие объекты Штокмановского проекта. В поселке жили верой в Арктическое «золотое дно». Оно сулило подъем с колен, возвращение былой стати. Люди надеялись, что когда-нибудь край земли станет центром.
Малокомфортные условия для проживания, да и суровый климат заставляют уезжать отсюда в большой город. Детей в Туманном мало – в первый класс пошел один малыш, а проучиться в школе можно только 9 классов, а ведь когда-то тут была даже горнолыжная секция.
Увидеть Ваню мне удалось буквально на 15-минутной перемене в школе. После урока русского языка мальчик собирался посетить физкультуру. Мне хотелось узнать, как он мирится с одиночеством в классе. Это ж надо набраться терпения и высидеть целый урок. За чужой спиной не спрячешься, не передохнешь.
— А я уже не один! – Огорошил меня Ваня. – Неделю назад со мной Данилка стал учиться.
Семья Данилы Кодимова только-только переехала в Туманный. Оба мальчика тут же сдружились.
«Кем хочешь стать, когда вырастешь?» — спросила я.
«Как папа, военнослужащим, чтобы стрелять американцев!» — выпалил Ваня.
«А что ты делаешь после школы?» — продолжила я.
«В комп играю. У меня есть «Counter-Strike», в который можно играть только с 18 лет, а я уже рублюсь в нее с шести. А еще у меня есть сенсорный телефон. А иногда мы с Данилой ходим гулять» — поделился малыш.
Любимый урок Вани, конечно, физкультура, чтобы стать «сильным, как папа».
Туманнинская школа была построена с расчетом, что здесь будут заниматься 350 юных жителей поселка. Сегодня звонок звенит лишь для 30 учеников. В самом большом 8-м классе — семь учеников. Девятого в этом году нет, в прошлом году выпустилась одна ученица.
— Ваню не хотели брать в первый класс одного сначала. Ну, думала, пройдет через пару лет тогда, когда детей наберется, но уезжать из-за этого не хотела, — рассказала Алена Агилова, мама мальчика.
В туманнинской школе все устроено по уму. Дети не обижены вниманием. Интерактивные доски, компьютеры, кухня для занятий трудом, тренажерный зал. Что еще современному школьнику нужно? Жизнь в учебном заведении уходит далеко за рамки уроков. Учителя здесь все не местные. Большинство приехали из теплых краев. Директор школы Елена Волкова родом из Кирова, очень переживала, когда впервые попала в Туманный. Оглянулась — кругом пустые пятиэтажки и почти нет деревьев.
— Увидев разрушенные дома, плакала и сказала, что ни за что сюда не приеду. Но потом смирилась и работаю здесь четвертый год, — говорит Елена Волкова.
— Мне нравится осенняя тундра, я без ума от нее, я не ходила собирать грибы и только здесь, в Туманном, я научилась этому, — вторит ей Елена Агавещак, учитель английского языка.
Есть в Туманном и детский сад, но в этом году там всего десять ребятишек, ради которых отапливать целое здание нерентабельно. Поэтому их перевели под одно крыло школы.
Преподаватели высоко оценивают своих учеников. Когда они подрастут и уедут в школу в соседние города, местная школа в Туманном, скорее всего, закроется.
Хочу быть как папа, военнослужащим, чтобы стрелять американцев
Шестилетний Ваня
Алена Агилова с сыном живут вдвоем. Молодая женщина когда-то приехала в Мурманскую область из солнечного Новосибирска. Как многие тогда — на заработки. По образованию она метеоролог, проработала несколько лет в поселке Гремиха (ЗАТО Островной), расположенный на побережье Баренцева моря. Это маленький полуразрушенный городок с населением в 1300 человек, отметивший пару лет назад свое 400-летие. А еще недавно там была мощная военно-морская база Северного флота, которую американцы называли «осиным гнездом». Часть Островного напоминает город после бомбежки: полуразрушенные дома, ржавые корабли возле берега.
Строгий пропускной режим делает ЗАТО почти недоступным для посторонних. Сюда не ходят поезда, нет автомобильной дороги. Единственная связь с Большой Землей — теплоход «Клавдия Еланская». Циклы ее движения здесь — почти что своя единица времени. Жители могут сказать, например, «это было до прошлого теплохода», или «два теплохода назад». Цены на бензин и продукты в магазинах на порядок выше мурманских, а вот к сроку годности здесь никто придираться не будет. Все, что недавно пришло на теплоходе, считается свежим.
Гремиху называют «островком коммунизма». Местные жители говорят, что здесь проблемы можно решить не экономически, а по-человечески. Родители в Гремихе не знают, что такое «школьные поборы». Их дети ходят в музыкальную школу и в любые кружки абсолютно бесплатно. Кстати, здания общеобразовательной музыкальной школы и библиотеки соединяются между собой, что очень удобно для детей, при особенностях местной погоды. Сильные ветра в Гремихе уже стали легендой. Поселок называют «краем летающих собак». Ветер здесь разгоняется до 40 метров в секунду. Люди шутят, что ветер в Гремихе дует всегда. А если ветра нет, он все равно дует где-то за домом или сопкой. Зимой жители ходят на работу в лыжных масках, а дети — только под присмотром взрослых. Зато летом их можно спокойно отпускать на прогулку. Уровень преступности в Гремихе стремится к нулю. Если забыть закрыть машину или оставить вещи на улице, все найдется на прежнем месте. В городской газете, которая представляет собой несколько листов обычной бумаги формата А-4, нет ничего, кроме пары новостей из Мурманска, телепрограммы, анекдотов и гороскопа.
В отличие от Туманного, бизнес здесь развивается. Например, открываются кафе в переоборудованных под это пустующих муниципальных квартирах. А есть и грустные примеры. Местное население живет рыбалкой, но приезжают люди, которые ограждают заборами самые популярные места и ставят охрану с автоматами, чтобы жители не подходили близко, пока высокопоставленные гости отдыхают.
Гремихе в проекте развития области отводилось очень большая роль, здесь должны были построить гидроэлектростанции, должна была быть дорога, связывающая поселок с Ловозером, а также появится огромный комбинат по производству алюминия.
Планам этим не суждено было сбыться. После расформирования базы подводных лодок, основная часть населения покинула Гремиху. И уже несколько лет остается открытым вопрос — сохранить то, что есть, или перевезти оставшихся островчан на Большую Землю.
ЗАТО по законодательству имеет право на отселение людей, которые утратили связь с закрытой территорией. Но, к сожалению, денег на отселение дают очень мало. На этот год дали 6 миллионов. Это две квартиры. А в списке 400 с лишним семей. Вот можно представить, 200 лет будет происходить отселение.
И все же, Гремиха не брошена по одной простой причине — здесь есть ядерное топливо, которое надо вывозить. Но благодаря профессионалам предприятия «СевРАО», стратегическом объекте «Росатома», оно хранится в цивилизованном состоянии и не несет опасности.
Таким образом, Алена Агилова прожила на «островке коммунизма» три года, успев выйти замуж, развестись, а затем приехала в Туманный с ребенком, где устроилась на первую попавшуюся работу – в гостиницу для работников каскада Серебрянских ГЭС.
Как в больших городах, так и в заброшенных селеньях — жизнь идет по кругу, бытовые проблемы одни и те же. Кому-то это по душе, но большинство мечтают уехать. Чья вина в том, что одни пользуются благами цивилизации, а другие буквально выживают? Если, например, в селе Краснощелье умирает лошадь, то жители носят траур месяц. Село не связано всесезонными дорогами с другими населенными пунктами, сообщение с ними возможно лишь на вертолете. Живут здесь сельским хозяйством, а зимой отапливают свои домишки дровами. Кто, если не конь, поможет и поле вспахать и в лес за поленьями съездить? Но, как не крути, это все проблема выбора. Наша героиня Алена Агилова своим все-таки довольна, променяв юг России на туманный край.
Субботний Рамблер
Рекомендации
JPG, PNG, GIF (не более 2 Мб)
1000
Ctrl+Enter для публикации комментария
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
Подпишись на Русторию,
не будь злюкой.
Нажмите «Подписаться на новости», чтобы читать
новости Рустории в Вконтакте.
Вконтакте
Facebook
Twitter
Спасибо, я уже подписался на Русторию
18+
|
ИнтернетТранспортРекламаТранспортСпортПутешествияЕдаПриродаПолитикаОружиеЭкономикаИсторияЗдоровьеМузыкаНаука